Фото


ТИгры4

Разговорчики!

На занятии мы делаем Дымковскую игрушку, лошадку. На прошлом уроке дети вылепили из пластилина и загрунтовали своих коней, а сейчас должны расписать, украсить узорами. Чтобы стимулировать старание детей я обещаю что у самым аккуратным ребятам дам в конце золотую краску. Чтобы они позолотили своим лошадкам копытца, ушки и челки. Мальчик Максим страшно захотел, чтобы у его лошадки были золотые копытца и старается изо всех сил. В итоге усердие не проходит даром и Максим делает лучшую работу. Копытца его коню, естественно позолотили. Совершенно счастливый и довольный жизнью парнишка выбегает к маме с воплем: 

Подробнее...
 
Счётчики:
Rambler's Top100
Первый день в школе... Печать E-mail

Первый день в школе помнит каждый учитель. И я помню, так, как будто было это вчера. Второй курс университета. 18 лет. Не одну неделю я готовилась к первому уроку, разрабатывала программы, писала планы урока, причем составляла дословно и по минутам с секундомером выверяла, а потом учила эти несчастные планы урока наизусть. Короче готовилась. И вот мой первый класс. К счастью, все же не первый, а шестой. Как и ожидалось. Стою с замиранием сердца у дверей. Сердечко колотится, коленки дрожат. Робко протягиваю руку к вытертой до блеска дверной ручке. Страшно, аж жуть, даже мысль о том, что в классе буду не одна, а с взрослым учителем не спасает. 

Расхрабрилась, взялась за ручку... И тут сзади крик: "Практикантка!" Оборачиваюсь. Директор школы. "Так, детка, какой курс?" "В-второй" - лепечу "Нормально. Маловато, конечно.... Ну да ничего, не растерзают тебя, не боись!" Ох, думаю, надо же, какая внимательная! Это она меня, видимо, поддержать захотела. Но только вот почему маловато, раньше второго все рано не присылают, да и не первая же я тут практикантка. Это меня насторожила.

"Так, дорогуша, у нас учитель заболел. Пойдешь на замену. А тут и без тебя обойдутся" "На какую замену!? Я же не готовилась!!!" "Привыкай, золотце, без подготовки, быть готовой всегда, как пограничник на охране Государственной границы, в любой момент встать строем по тревоге!" Ага, если Родина попросит, промелькнуло в голове, но легче все равно не стало. "Какая замена???" - голос предательски сорвался. "А в первом классе!" - заорала директриса.

Она вообще все это время кричала, так, как будто я стою, как минимум в противоположном конце коридора, а как максимум у канадской границы. А поскольку стояла я совсем рядом и она крепко держала меня за отворот свитера, то в ушах уже начало противненько звенеть. Это потом я поняла, что крик - профессиональное заболевание школьных учителей, они постоянно живут в таком шуме и гаме, что привыкают всегда и везде орать как резаные. Точнее недорезанные…

"Первый класс! Нулевой даже! Горох, а не дети!!" Правое ухо у меня заложило.... Почему же она так упорно еще и наклоняется ко мне? Может я ей не нравлюсь?

"Ты же с худ-графа? Значит, порисуешь с ними. Дай им карандаши, они у них в партах лежат, и почитай книжку пока они чирикать будут. Главное - чтобы тихо!" И меня поволокли к первочкам. У самых дверей класса было выдано последнее ЦУ. "Детка, продержись до обеда! И зачет у тебя в кармане!" "Тётенька, а можно я лучше два, нет три зачета сдам!?" - подумалось мне. Но не сказалось - язык намертво пристал к нёбу.

"Так, их сейчас няни привели с прогулки, переоденут, усадят и приступай, класс не самый большой, так что ничего справишься. Если что - ори. Только громче. Я в соседних классах предупрежу, подстрахуют!" Втолкнула меня в класс и унеслась....

Ох, что творилось в классе! То, что я увидела, затмило все мои самые жуткие фантазии. Вдоль длинной стены на ковровой дорожке выстроилось несметное число раздетых до трусов детей и старательно терло головы полотенцами. А вдоль этой шеренги носились две красные как раки тетки с тепловентиляторами в руках и ожесточено дули из них на детей. "Зачем их мыли?" в замешательстве подумала я. До меня далеко не сразу дошло, что дети просто только что пришли с прогулки и убегались там до состояния мокрых мышей. И теперь их переодевают и сушат...

По завершении процесса сушки и переодевания деток как-то так незаметно распихали по партам и... И вот он час "Х"! "Ты, что ли, замена?" - рявкнула одна из теток. Я помотала головой… "Принимай!" - и тетки испарились.

Я стояла перед классом и судорожно соображала, что же мне делать. А передо мной разлилось и затихло море детских глаз. Смотрело без любопытства и ожидания - обречёно и покорно. "Лишь бы только это не оказалось затишьем перед бурей!" - мелькнуло в голове…

"Я вам сказку почитаю, хорошо?" И в ответ тишина... "А вы порисуйте, достаньте карандашики и нарисуйте то, о чем я буду читать..." В море глаз пошла волна - не поняли. "Ну, что хотите..." - исправила я положение. Застучали крышки парт... Пока дети доставали карандаши, я пересчитала их как цыплят, по головам - и насчитала детских голов аж 38 штук... В желудке похолодело...

На столе я нашла "Мишкину кашу"... Сколько времени прошло с момента начала чтения я не помню, но вот что-то вывело меня из состояния самозабвенного озвучивания непонятных закорючек в книжке. "Тётенька, я какать хочу!" Передо мной предстало ангельское создание с гигантскими фиолетовыми бантами в кукольном джинсовом комбинезоне. "Ну, так иди в туалет!" А что я еще могла ей сказать? Ангельское создание упорхнуло. Я попыталась возобновить чтение, но не получалось, мешала мысль: "А имела ли я право отпускать ее одну? Вдруг с ней в туалете что-то случится! Например старшеклассники обидят. Или поскользнется, упадет, ударится головой. Меня посадят… Или все же оправдают, принимая во внимание мой юный возраст, неопытность, первый урок? Ага, держи карман шире - незнание законов не освобождает от ответственности… Или…" Порожний ход моей разбушевавшейся фантазии прервала скрипнувшая дверь. Все обошлось - ангелочек в целости и сохранности вернулся в класс.

Правда, с голой попкой - роскошный джинсовый комбезик волочился за ангелочком по не самому чистому полу, оставляя на нем светлую полосу. "Тётенька, а я кнопочки не умею застегивать!" Да-да, конечно, ангелочек, еще бы ты их умела застегивать, тут и я взрослая тетя еле справилась. Задача была непростой - надеть трусики, потом колготки, потом узкие-преузкие брючины, потом натянуть рукавчики комбезика, при этом ангелочек что-то тихо попискивал, а потом добить все это тугими до невероятия кнопочками... А девочка с бантами все бормотала что-то, зажатая у меня между колен. Класс тем временем сидел в гробовой тишине. Все 37 человек, и заворожено смотрел на мои действия. Что-то им очень не нравилось в том, что я делала....

"Тётенька! - наконец собрался с силами ангелочек, и выпалил: - А попу подтереть!?" "ЧТО???!!!" - я вытерла пот со лба.... "Попу. Нина Григорьевна всегда нам говорит, что, как покакаешь, попу надо обязательно подтирать. Бумажкой. А я покакала!" - гордо изрек расхрабрившийся ангелочек. Да уж детка, ты покакала! Я тут тоже чуть не покакала!

И стала я судорожно оглядываться вокруг в поисках чего ни будь, чем подтереть этой противной девчонке с фиолетовыми бантами попу... А сама тем временем ждала, когда же класс грянет со смеху. Класс же сидел в гробовом молчании... И тут, откуда то с галерки прозвучала реплика, которую я буду вспоминать и на смертном одре: "Туалетная бумага во втором ящике стола!"

Да, бумага была там, и с кнопочками я в следующий раз справилась гораздо легче. И до обеда продержалась. И урок в своем шестом классе провела без запинки, и даже не совсем по плану. И зачет потом получила автоматом.

Но эти фиолетовые банты, кнопочки и реплику помнить буду всегда.

Теперь я уже забыла когда последний раз писала конспект, готовясь к уроку - иногда, в бытность школьным учителем, даже случалось, что я выясняла тему урока, уже войдя в класс и раскрыв журнал, по большому счету, я теперь вообще любой предмет провести могу, в любом классе и без подготовки. А после детского сада и переодеваю детей 11 штук за 10 минут (мой личный рекорд, и, между прочим, зимой. Но и это не предел, я знала мастеров, которые за 15 минут могли в одиночку одеть-раздеть всю группу в 24 человека...)

Но все-таки до сих пор не понимаю, почему после этой педпрактики я все равно пошла преподавать... Не понимаю! Вот она, загадочная русская душа, во всей ее красе.

А сколько потом всего было! И не перечесть. Впору садиться и книжку писать. 

 
« Пред.   След. »
вверх